Category: архитектура

Дед

Западные звезды на питерской архитектурной сцене.

Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.

В начале 20-х годов строительная индустрия находилась в упадке, а архитекторам приходилось чаще занималось «бумажной архитектурой», чем постройкой реальных зданий. Однако к концу 20-х годов раны, нанесенные Гражданской войной, постепенно затянулись, страна приступала к форсированной индустриализации. В этих условиях работать в Россию охотно приезжали многие звезды западного архитектурного авангарда. С одной стороны, советское руководство было заинтересовано во внедрении передовых технологий в строительстве и проектировании, с другой стороны, западные архитекторы мечтали работать в стране, где современные градостроительные идеи не будут сдерживаться частной собственностью на землю. В результате, в СССР строили такие известные архитекторы, как Ле Корбюзье, Андре Люрса, Эрнст Май, Ханнес Майер, Бруно Таут. Правда, деятельность их протекала не в Ленинграде (в основном они создавали проекты для новых городов, таких как Магнитогорск или Новокузнецк, а также для Москвы). Тем не менее, именно Ленинград дал первый опыт приглашения западного архитектора в СССР. Произошло это в 1925-м году.

Далее в моем блоге...
Дед

Западные звезды на питерской архитектурной сцене.

Часть 1.
Часть 2.

Однако самые значимые для всей архитектуры Петербурга проекты, заказанные западным звездам, появились уже в XX-м столетии. Первым из них стало здание Германского посольства, построенное в 1911-1913 годах.
(без названия)
Далее в моем блоге...
Дед

Западные звезды на питерской архитектурной сцене.

Часть 1

Если Шлютер и Киавери пытались стать частью архитектурной жизни России, то во всех остальных случаях речь пойдет о заказных проектах. Заказчик (в роли которого за одним единственным исключением выступала российская власть) делал свой выбор в пользу иностранной звезды. И первым из таких проектов стала церковь Святого Александра Невского в парке Александрия в Петергофе, более известная как "Готическая капелла".
cb0de3320b395732c13bcef5489f056f
Далее в моем блоге...
Дед

Выборг. Старая ратуша.

Еще один дом в "ганзейском стиле" находится в Выборге совсем рядом с домом Нильса Перандера. Расположен он по адресу Крепостная ул., 2, и история его также весьма богата событиями. Вот две фотографии этого дома - начала 1930-х годов
zspiebzdiud97yrutg.jpg
и в наши дни:
IMG_8234.JPG
Далее в моем блоге...
Группа ЭРА

Список сносов исторической застройки С.-Петербурга в 2018

В минувшем году в С.-Петербурге темпы сноса исторической застройки С.-Петербурга вновь существенно возросли. За за 2018 год были безвозвратно утрачены 22 исторических здания, ценность каждого из них неоспорима. Ещё 3 здания погибли на административно подчинённых областных территориях.

Это почти вдвое больше, чем в 2017 году (12) и столько же, сколько в 2016 году (22).

С информацией по всем остальным годам можно ознакомиться на нашем сайте в разделе "Чёрная книга С.-Петербурга": http://era-group-spb.ru/ru/blackbook/

Структура информации:

Адрес
Исторические данные
Стиль, этажность
Официальный статус
Уничтоженные флигели
Виновник уничтожения
Современное состояние

• Везенбергская ул., дом 48
Здание гаража и мастерских Товарищества автомобильно-омнибусного сообщения; гараж торгового дома "Транспорт"
Построены: автор не установлен, начало ХХ в.
Расширены: арх. Иванов Б.А., 1908; арх. Покровский С.В., 1913-1914
Кирпичный, 1 эт.
-
Вся застройка участка
ОАО "РЖД"
Пустырь

Collapse )
чёрный

Прогулки по городу. Фонари Петербурга: модные и практичные

Автор: Наталия Цендровская, 17 Августа 2018
Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 150 (6259) от 17.08.2018 под заголовком «Парижский отблеск на Песках».
Источник: https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/parizhskiy_otblesk_na_peskakh/



Разглядывая старые фотографии нашего города, непременно обращаешь внимание на уличные фонари. И вот что интересно: фонари и столбы, на которых они были укреплены, иногда были не только яркими произведениями искусства, но еще и в разных частях города весьма отличались друг от друга. Объясняется это просто: до революции устройство освещения в столице находилось в руках различных предпринимателей. Каждый исходил из своих возможностей и представления о прекрасном.

Прогулки по городу. Фонари Петербурга: модные и практичные | Именно такие фонарные столбы, запечатленные на Греческом проспекте на снимке 1930-х годов, Лев Успенский сравнивал с Эйфелевой башней. ФОТО из Центрального госархива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Именно такие фонарные столбы, запечатленные на Греческом проспекте на снимке 1930-х годов, Лев Успенский сравнивал с Эйфелевой башней. ФОТО из Центрального госархива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Писатель Лев Успенский вспоминал: «Уже тогда, в раннем моем детстве, в десятых годах века, был в городе и электрический свет. Эти фонари были очень разными: вокруг Таврического сада, вдоль Потемкинской, вдоль Таврической, вдоль Тверской свет давали невысокие простые светильники на столбах из гнутых железных труб: над яблоками их ламп были укреплены плоские белые тарелки отражателей.

Тут же рядом, на Малой Итальянской [совр. ул. Жуковского], на Греческом, высились высоченные фонари-столбы, напоминавшие Эйфелеву башню в миниатюре. Они несли на себе огромные призматические стеклянные коробки, и какое именно устройство пылало в этих коробках - не могу уж сейчас сказать точно. В ранней юности кто-то уверял меня, что эти мощные решетчатые конструкции остались тут от тех времен, когда они поддерживали на своих вершинах еще первые свечи Яблочкова, как в Париже. Так это или не так, судить не берусь, но эти «башни», с сильными источниками электрического света наверху, доторжествовали в тех улицах чуть ли не до самой Революции».

В течение всей второй половины XIX века городская дума Петербурга искала пути к наиболее выгодному для города способу освещения улиц. В разные годы и в разных частях города в фонарях горели конопляное масло, газ, спирт, керосин. В 1879 году на Дворцовом мосту и на Александринской площади, вокруг памятника Екатерине II, проводили первые опыты электрического освещения по способу Яблочкова. Результатом стало решение городской думы осветить электричеством новый мост Александра II (Литейный), что и было исполнено в мае 1879 года товариществом «Яблочков и Кo».

По расчетам, дело представлялось очень выгодным и для города, и для предпринимателей. В 1884-м осветили Невский проспект от Большой Морской до Аничкова моста. Затем поспешили заменить газ электричеством на Вознесенском и Измайловском проспектах и на части левого берега Фонтанки, потому что высочайшие особы для проезда к Балтийскому и Варшавскому вокзалам обычно использовали именно этот путь.

В последующие годы среди предпринимателей, желавших получить выгодный подряд на устройство электрического освещения улиц и домов столицы, возникла конкуренция, что давало возможность заключать договоры с ними на очень выгодных для города условиях.

Одним из очень сильных «игроков» было тогда общество «Гуэ и Шмацер», которое позднее стало называться Бельгийским анонимным обществом электрического освещения С.-Петербурга. Его трубы до сих пор можно видеть на набережной Фонтанки - там, где от нее начинался Введенский канал (наб. р. Фонтанки, 104).

Конкуренция усилилась, когда в 1896 году в столице появилось кельнское общество «Гелиос». Оно построило свою электростанцию на Новгородской улице и предложило городу ряд существенных уступок, в том числе по части тарифов.

В итоге городское управление заключило договоры на освещение разных районов Петербурга с различными фирмами. Так, общество «Гуэ и Шмацер» получило право заниматься освещением улиц и домов Александро-Невской, Московской и Коломенской частей, где были поставлены невысокие фонари самой простой конструкции. Подобные им сейчас можно встретить в Петропавловской крепости и в Музее фонарей на Одесской улице.

«Гелиос» же получил право освещать Рождественскую часть и некоторые прилегающие к ней улицы Литейной и Александро-Невской частей. Поставку всего необходимого оборудования, по договору, брали на себя предприниматели.

Согласно договору с петербургской управой, «Гелиос», как и его конкуренты, использовал в своих светильниках лампы накаливания и дуговые. Фонарные столбы этой фирмы не случайно запомнились Льву Успенскому неким подобием Эйфелевой башни, возведенной в Париже в 1889 году. Конечно, их рисунок и конструкция были значительно проще, чем у башни, однако несомненно и то, что при создании фонарных столбов для Песков и их окрестностей был учтен парижский опыт.

Столбы фирмы «Гелиос» достояли не только до революции, но некоторые даже и до Великой Отечественной войны. Однако впоследствии они исчезли практически бесследно. Довольно бедное им подражание - фонарные столбы в виде чуть суживающегося кверху металлического каркаса, изготовленные в 1920 - 1930-х годах при расширении трамвайной сети Ленинграда, - еще можно было встретить совсем недавно кое-где на окраинах. Возможно, где-то еще стоят последние из них...

Дед

Петербург. Манеж и конюшни Н. М. Половцовой.

На набережной Крюкова канала обращает на себя внимание состоящее из двух частей здание (наб. Крюкова канала, 12). Левая его часть ниже правой, зато отличается гораздо большей длинной. Здание это - бывшие манеж и конюшни Н. М. Половцовой. Вот два его изображения - вскоре после постройки и в наши дни (надпись про конюшни фон-Дервиза является ошибочной):
photo_168-172291 (1).jpg
IMG_9045.JPG
Далее в моем блоге...
Дед

Петербург. Доходный дом Н. И. и П. С. Козловых.

Набережная реки Карповки - одно из самых живописных и интересных с точки зрения архитектуры мест Петербурга. И один из домов, обращающих на себя внимание - бывший доходный дом Н. И. и П. С. Козловых (наб. р. Карповки, 25). Вот две его фотографии - вскоре после постройки и в наши дни:


Далее в моем блоге...
чёрный

Академик архитектуры А.Н. Померанцев в окружении учеников. 1903-1904 гг.

Ещё одна фотография, относящаяся к Академи Художеств — на этот раз представляющая академика архитектуры А. Н. Померанцева в окружении учеников. Фото сделано в 1903-1904 годах (но скорее в 1903). На нём, кроме А. Н. Померанцева (в центре), достоверно опознаны только двое его учеников — А. П. Вайтенс (сидит вторым слева) и А. А. Яковлев (сидит третьим слева). А вот остальных было бы интересно опознать.



(фото кликабельно)

Фотография получена от И. М. Яковлевой, внучки архитектора А. А. Яковлева. А ей, в свою очередь, это фото прислала Елена Сорокина, внучка проф. Померанцева. (Кстати, И. М. Яковлева создала и ведёт замечательный сайт «Капризы памяти», с интереснейшими заметками по истории своих предков. В частности там есть биография А. П. Вайтенса и А. А. Яковлева.)

Если у кого-то есть идеи, кого ещё из учеников Померанцева мы видим на этом фото — смело сообщайте.

Collapse )