Category: еда

чёрный

Качество хал - выше похвал!

Знаете ли вы, как сплетает халы стахановка 5-го Ленинградского хлебозавода т. Михайлова и каковы ее показатели? "Техническое руководство для рабочих выборгско-венского производства" (Инж. Г. В. Шейнкман, Д. А. Нюшенков. — М. ; Л. : Пищепромиздат, 1936) даёт ответ на этот волнующий многих вопрос. Вот он:



Оригинал взят у rdp4v в Качество хал - выше похвал!
Тт. Самойловой и Михайловой, передовикам халового фронта - респект и уважуха!

P1010204.JPG

Collapse )
Дед

Петроград. Макаронная фабрика общества "М. Иванов и Н. Гольдберг". 1914-1917

Если заглянуть во двор дома 140 на Московском проспекте, можно увидеть эффектное краснокирпичное здание в классическом стиле (Московский пр., 138 корп. 2):

Далее в моем блоге...
портрет

Повседневная жизнь петербургского чиновника 1890-х годов.

В связи с популярной ныне темой чиновничества позволю себе привести небольшой фрагмент из попавшихся не так давно сравнительно малоизвестных воспоминаний Сергея Фёдоровича Светлова (1857 – 1906), петербуржца, более 20 лет прослужившего в качестве старшего контролёра в Государственном дворянском земельном банке. Итак, будний день средней руки петербургского чиновника образца 1892 года:

y_1a04db05

Collapse )
portrait_1

Особый шоколад

До недавних пор не задумывался, почему мне больше других плиток нравится шоколад «Особый». Пока не стал свидетелем, как монтировщики израильского театр «Гешер» на гастролях в Москве скупали этот шоколад коробками. Может все дело в соли? Именно ее добавляют в этот шоколад. Его создали в 1987 году — в год 70-летия Октябрьской революции. Что ж, уже ретро.

Salty
portrait_1

Что ел Онегин на обед

К Talon помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин.
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток,

Стоит, стоит на Невском тот дом, где гулял Евгений Онегин. И бессмертное меню с ростбифом и «сыром лимбурггским живым» вполне можно повторить.

Пивная на канале Грибоедова



Первый раз в Ленинград я приехал в середине семидесятых, именно тогда и Дом Книги на Невском сфотографировал. Между колонн Казанского собора в то время можно было ходить свободно, решеток в те времена там не было. Многого тогда еще не было, а многое еще было. Была и пивная, открывшаяся неподалеку этих мест в двадцатые годы. Вера Кетлинская вспоминала, что пивная была открыта для «чистой публики», пьяниц оттуда гоняли, и в пивную часто заглядывали работники многочисленных издательств, размещавшихся в бывшем Доме Зингера. Бывали там и Маршак с Заболоцким.
Второй раз я приехал в Ленинград в конце семидесятых, в промозглом декабре, уже студентом. Поразило не то, что в Ленинграде было полным-полно пивных ларьков, а то, что у продавщицы можно было попросить подогретое пиво. Подогретое пиво не обжигало горло, и болгарская сигарета «Опал» курилась под это пиво просто замечательно!
Не помню, кто рассказал мне о пивной на канале Грибоедова, и не помню, как она называлась (может быть, это был пивной зал?), но мой поход туда закончился неудачно.
В фойе пивной, когда я туда пришел, за столом сидела толстая тётка-администратор. Рядом с ней тосковал молодой, но уже с брюшком, парень, с нездоровым бледным лицом. Он мучился похмельем, стонал, и время от времени говорил: «Как мне плохо…».
За мной в фойе зашли мужчина с женщиной лет тридцати, то ли из «центровых», то ли из «фарцы». Мужчина был холеный, в дубленке, в дорогой меховой шапке, эдакий плейбой конца семидесятых, но лицо у него было слегка одутловатое, как у часто пьющего человека, с мешками под глазами. На женщине было черное приталенное пальто, она была тоща и стервозна, а лица ее я не заметил, потому что оно было почти скрыто под меховой шапкой. Они поприветствовали тетку и парня, назвав их по именам, и стали оживленно разговаривать с ними.
Сдав куртку в раздевалку, я пошел вдоль огромных, похожих на арки окон, выискивая местечко за большими столами. Мест не было. Народ сидел плотно, плечом к плечу. Я прошелся мимо столов еще раз. Мест, по-прежнему, не было. За одним столом гуляла компания кавказцев, человек пять, мужчины и женщины, похоже, это были грузины. Я вернулся в фойе, и стоял там, раздумывая, не отправиться ли мне на поиски обычного пивного ларька, так как мне не понравился ни многолюдье, ни вокзальный гомон, ни пласты дыма над столами.
Collapse )
im

Елисеевский магазин.

15 февраля начнется реконструкция Елисеевского магазина. До 10 февраля все желающие могут посетить помещение, сделать снимки, повспоминать, показать легендарное место детям. При входе в магазин посетителей спрашивают, что именно должно находится в помещении после реконструкции: магазин или ресторан.
Дед

Петербург. Доходный дом Л. Р. Шредер. 1901, 1905

Дом, стоящий на углу набережной реки Пряжки и улицы Володи Ермака (Наб. р. Пряжки, 34б/ ул. Володи Ермака, 2) стоит дом, сразу обращающий на себя внимание эффектным декором своего фасада. Глядя на него, сразу вспоминаешь ехидное определение модерна - "макароны в припадке горячечного бреда":
 
Смотреть дальше...